Click to listen highlighted text!

 

 

 

LETO

 

 

Я старая уже. . .    мне двадцать пять лет по-вашему. 

Завтра убьют – срок жизни закончился.

Я не хочу быть убитой – дело не в боли – душа будет уничтожена. . .          это. . .        это значит боль будет вечной. . .          до тех пор пока чувствуешь. . .

Это долго. . .        ты не сможешь представить насколько.

 

 

Если жизнь не дожита до конца, то её можно вводить в тело Этого, . . .             чтобы он жил вместо вас.

Если вводить молодые жизни, то он будет моложе,        если как у меня, в двадцать пять, то он будет в том возрасте, когда открывается Проход для подъёма души    и он возьмёт то, что должно было стать моей частью – той, которая поднимает детей.

 

У него нет сына и он хочет зачать его для себя, для следующего своего тела.

Теперь эта моя часть будет жить в нём, но я этого не хочу. Хочу чтобы она сгнила в нём, хочу отравить его, хочу чтобы он сдох, хочу умереть во всех своих частях. . .    навсегда, навечно.

 

 

 

На другой Земле, не вашей. . .        где я жила,     тоже был лес. . .            большой – мы никогда не доходили до его границы. Знала, что она есть и что за неё нельзя выходить – уничтожают.

 

Когда выйдешь, то тебя сразу становится видно. . .      тем. . .        которые на небе живут. Они присылают лодку и она поднимает тебя.

Когда поднимаешься, то ничего не можешь сделать – даже кричать. . .    так и пропадёшь.

 

Говорили, что в лодке есть другие люди. . .       похожи на людей. . .    но они как мёртвые. . .   или как будто спят наяву.      Эти. . .       другие    вынимают из тебя что им нужно, а то что осталось попадает в Уничтожитель – это как печка такая. . .

Так рассказывали.

 

Откуда они узнали?

Ну, наверное, им во сне показали – так мы узнаём о том, что нельзя делать.

 

Я верила этим рассказам конечно. . .       но не совсем и хотела сама всё увидеть. . .  – лодки эти и людей в них. . .     других. Мою мать эти другие ещё раньше забрали, когда я маленькая была – вот и смогла уйти, чтобы меня никто не искал.

 

 

Лес оказался не такой уж и большой – всего два дня шла пока он не закончился.

После леса был берег реки. . .       большой. . .   и я не знала, что делать дальше.

Я могу плавать, но река мне сразу не понравилась – мёртвая какая-то.

Села не подходя к воде. . .      на другом берегу было ничего не видно – марево какое-то серое и всё.

 

Подумала, что хочу вернуться, но поняла что не могу встать. . .    ноги не слушались. Хотела на руках отползти, но и руки тоже. . .     

 

Потом увидела лодку в небе. . .       она как и рассказывали     блестящая и большая.

Лодка остановилась надо мной       я это поняла – видеть не могла        голова не поднималась           только глазами могла двигать – всё тело стало как чужое.

 

В лодке никого не было            просто пусто и светло. . .     я легла на пол.

 

Когда очнулась, то всё стало другое. Я в какой-то комнате    одна. . .       Потом открылся проход и я вышла. Длинный проход закончился. . .     не помню чем. 

Теперь у меня нет тела и я как неживая.

 

 

 

 

Другая жизнь. . .            Я стою в большой комнате. . .     я маленькая         какие-то дети вокруг. . .         хочу есть. . .    

Вошёл тот, кого эти дети боялись и повёл меня, указывая длинной палкой с крюком, куда идти.

Вошла в зал – не знаю откуда взялось у меня это слово в голове            посреди зала высокая лежанка. . .      на ней страшный урод – я не думала что такие бывают.

Он посмотрел на меня и я стала мёртвой.

 

 

Ещё были какие-то жизни – я их не помню. . .     так, КАКИЕ-ТО ОБРЫВКИ.

 

 

Теперь я одна из жён Жреца.

Все жёны должны родить сыновей     я не хочу и меня по Закону должны убить за это. Но я очень красивая – так все думают           и я буду убита потому, что женщины не должны жить после двадцати пяти лет. Закон.

 

Жрец не хочет сам меня убивать – хочет, чтобы я сама это сделала – воткнула себе длинный олонок в ямку под горлом. Прежде чем дать мне олонок, меня привяжут к кольцам на жертвенном столе так, что только одна левая рука будет свободна.

 

Я должна сделать это одна – никого не будет вокруг. . .      Знаю, Жрец будет смотреть через отверстие в потолке – будет слушать мысль. . .         последнюю.

 

Я не сделала по Закону. Истыкала себе всё до чего могла достать рукой с олонком. . .     в ямку не стала.    Он завыл от злости. . .                     Когда прибежал надсмотрщик из меня уже много крови вытекло. Закон был нарушен.                   Значит. . .        

 

 

Click to listen highlighted text!