Click to listen highlighted text!

 

 

 

                                                       Ничейный

 

 

 

Когда ты вошёл к нам – туда, где мы были – я подумал, что вот ещё одну собаку убили. . .

Подумал, что ты не такая собака как все. . .    Ты был светлый, а мы тёмные. . .  Чёрные почти. . .

 

Я подошёл к тебе поближе – думал кусну, если что не так. . .

 

Ты ничего не сказал, просто подумал про собак на небе. . .   которые бегут по небу. . .  целая стая. . .     и я подумал, что не буду сразу тебя кусать. . .     потом укушу, если что не так будет. . .     .

 

Ты подумал про убитую собаку, которая лежала в грязном снегу у дороги. . .     и я решил, что совсем не буду тебя кусать. . .       

 

 

Ты опять ничего не сказал и я вдруг очутился в другом месте. . .     не таком как было . . .           в другом совсем. . .           Один.

 

И ты стал говорить мне. . .    .

 

Спросил – “. . .   Ты мальчик?. . .    ”     Я сказал “Да”.

 

Потом ты спросил –   я всегда был собакой или был человеком. . .    раньше ещё, значит. . . 

 

Вот я и сказал, что раньше не был собакой. . .     Точнее, одну длинную жизнь до этой был тоже собакой. . .   целых тринадцать лет. . .     и ещё немного. . .    

 

А потом, когда опять появился в собаке, не захотел в ней жить. . .       

 

 

Собакой ведь плохо быть. . .       Когда знаешь, что ты и не собака вовсе. . .       Помнишь, что не собака. . .      Не помнишь кем был. . .      Только то, что не собака. . .    и всё.

 

 

Я решил, что не останусь в этом теле ещё на целую жизнь. . .     Думал, что вот прыгну в воду и утону. . .    

В той жизни другие собаки говорили, что если хочешь утонуть, надо просто перестать плыть. . .    грести, значит. . .     Ты ведь не рыба, чтобы плавать и не грести. . .    

 

 

 

Только это трудно – заставить тело не грести – оно само это делает.

И я придумал.

Буду бежать до тех пор, пока сил не останется, а потом прыгну в воду и уже не смогу грести. . .     

 

 

. . .    Бежал очень долго. . .     Язык высох и мешал во рту. . .    Несколько раз падал – ноги переставали бежать. . .    передние. . .       

Вот я и падал мордой в землю. . .      жёсткую и мёрзлую. . .       

 

Когда понял, что не могу больше бежать, прыгнуть в воду не получилось – свалился с берега и упал где мелко совсем. . .    

Ноги подгибались и я стал захлёбываться. . .       Потом поплыл. . .   само получилось как-то.

 

Плыл туда, где глубже. . .    на середину хотел. . . 

Грудь сдавило – вода холодная очень. . .

 

. . .   Потом задние ноги начало сводить и спина ушла под воду – только голова и оставалась наверху. . .       Передние лапы ещё били воду, хотя я говорил им, что не надо. . .

Чтобы перестали. . .     

 

В рот налилась вода и я стал захлёбываться. . .     Потом только помню, что никаких рыб в реке нет – просто мутная пустая вода. . .       и всё. . .        

 

 

 

 

 

Ты спросил, помню ли я, как был мальчиком. . .    

 

И я вспомнил. . .    

 

Я сразу узнал эту музыку – её моя мать придумала. . .    мелодию эту. . .    

Я услышал, как ты подумал, что это называется “Полонез Огинского”. . .    

Не знаю, кто он – этот Огинский. . .    

Знаю только, что слышал эту мелодию у матери в голове. . .      Тогда она была тоже как собака – большая, чёрная и худая. . .    и ещё один бок вырван совсем. . .    .

 

Я-то знал, что она совсем не собака, а Звезда. . .     На небе. . .       И, что я – её сын. . 

Только убитый давно. . .     В другой жизни. . .       Когда мальчиком был. . .       .

 

 

Мне три года. . .    Мы с матерью вдвоём живём. . .    и она опять беременная. . .    .

Этот приходил и насиловал её. . .       

Он огромный. . .    

 

 

Хотел тогда вырасти быстрее и убить его.

Она прятала меня, когда он приходил. . .    говорила, чтобы я не вылезал оттуда, а то он убьёт. . .        

 

 

Ему, наверное, не понравилось, что у матери большой живот стал и он начал её бить. . .    по лицу,   . . .     потом, когда она упала, начал пинать ногами в живот. . .       

Я не мог. . .   не должен был прятаться больше     и я ударил его. . .    сзади. . .       

 

 

Он повернулся. . .    схватил меня за руку. . .    бросил в стену. . .       

Я ещё жил немного. . .       Потом стало всё чёрным. . .       .

 

 

 

Так я и стал собакой. . .       После мальчика. .

 

И ещё я хотел сказать, что он мне не отец. 

Хоть я и от него у матери. . .

И что она никогда не думала обо мне, как о его сыне. . .    Просто мальчик. . .    и всё.

 

О девочке, которая должна была родиться, она думала как о своей дочери. . .   хотела, чтобы похожа только на неё. . .     Чтобы от него не было ничего.

 

Больше ничего не хочу помнить из той жизни. . .    

 

Были ещё другие. . .       Такие же. . .       .    Все они одинаковые. . .   

Собакой и то лучше. . .           Хоть и есть часто было нечего. . .        Зимой иногда неделю ничего найти поесть не мог. . .       Спрячусь в дыре, свернусь калачиком. . .    нос под лапу, чтобы не мёрз  и уснуть стараюсь . . .           чтобы зима быстрее кончилась. . .      

Зато можно убежать, когда тебя кто-нибудь убить хочет. . .       или просто укусить. . .        

 

Нас ведь боятся. . .       бездомных собак. . .         Ничейных.

 

Думают укусим. . .     .      А мы просто есть хотим. . .     вот и смотрим на них.    

Думаем, может дадут чего-нибудь. . .    

 

Хотя вряд ли. . .              Бегут все куда-то. . .       .     

 

 

 

Click to listen highlighted text!