Click to listen highlighted text!

 

 

 

 Земляшка

 

 

. . .   И я опять думаю о той ночи. . .      последней. . .        Что-то изменилось  и я уже не хочу читать их мысли – мысли рабов.    Просто убиваю когда приходит срок. . .            убиваю их за него. . .            за того, кто не смог отказаться от них. . .        предателей. . .             Это ведь худшее, что может быть – предательство.

 

 

                                                                        ***

 

 

Когда я увидела его первый раз, я подумала что он обычный раб. . .          земляшка.

И он подумал, что я обычная уродина сверху – так земляшки думают о нас, когда мы прилетаем на наших катерах и садимся недалеко от их тюрьмы.

 

 

Я знаю что я страшная – лысая и с глазами под чёрной плёнкой. . .           и грудей нет. . .                     и ещё. . .          

 

Потом он стал помогать мне поднимать парализатор на вышку для охраны.     Сам. . .                                   я не приказывала ему. . .            Я усмехнулась. . .           в уме, конечно. . .         – мы ведь не можем улыбаться лицом. . .            так сделано, чтобы не могли. . .             Чтобы не было видно, что мы чувствуем. . .       .

Подумала – “. . .    вот дурак. . .             это ведь чтобы вас стеречь оружие. . .       ”.

 

 

 

Потом он ещё хотел помочь, но я приказала лечь на землю лицом вниз и не шевелиться, пока я не прикажу. . .          

Он не удивился и выполнил мою мысль. . .     Я опять усмехнулась. . .       

Спросила мыслью – “Зачем ты хочешь выслужиться?     Я ведь всё равно тебя убью, когда вы закончите рыть руду. . .       ”

Он также мыслью ответил, что я хоть и урод, но женщина. . .          .

 

 

 

Я заплакала тогда. . .          без слёз. . .         у нас не бывает слёз, но он понял и отвернулся. . .

он понял всё.

Отвернулся, чтобы я не видела его лица. . .          – земляшки ведь не могут скрывать свои чувства.

 

 

 

Потом он посмотрел на меня. . .               на грудь, на ноги. . .       в глаза. . .          хотя ничего не мог увидеть под плёнкой.

Потом повернулся и пошёл к остальным в шахту.

 

 

 

 

Я не спала в ту ночь. . .          слушала его мысли. . .             

Он думал обо мне. . .          что я хоть и урод, но нравлюсь ему. . .              не как женщина. . .   а он сам не знает. . .     

 

 

 

 

Я вызвала его из строя рабов и приказала следовать за мной. . .         Он вышел вперёд. . .    встал недалеко от меня и ждал команды. 

Мне не нужно было делать никакой другой работы – просто я хотела ещё раз взглянуть ему в глаза. . .              прочитать. . .           .

 

Ещё я хотела ему сказать. . .          но подумала, что он не поймёт эту мысль. . .    

Он понял. . .        Не знаю как, но понял и ответил, что знает – за его побег убьют всех. . .       и он не может. . .             Вот если все побегут. . .       

 

Дурак. . .         Я знала мысли других – они бы побежали     и предали бы его. . .        

Нет, не так. . .       даже не вспомнили бы о нём. . .     .     Дурак. . .       

 

Они разные эти рабы, хотя берём всех из одной местности. . .          но они почему-то все разные.

 

 

Он усмехнулся лицом. . .      и пошёл в шахту. . .            Тогда я не знала, что он хочет поднять других рабов на бунт и убить всех нас. . .        тех, кто сверху. . .

 

Он спрятал эту мысль, но я услышала её в других. . .    тех, кому он сказал    что? задумал. . .       Что мы не успеем перебить их всех. . .      что многие смогут убежать. . .            

Но каждый  думал только о себе, что его могут убить и что лучше всё останется как есть. . .          

 

Они не верили или не хотели думать что их всё равно ждёт смерть. . .         что уже скоро. . .

что их силы на исходе – земляшки не могут долго без еды, а мы их не кормим. . .                      так, . . .       если сами найдут что съесть. . .       .

 

 

Я перебила их всех. . .       шла вдоль строя и убивала. . .           а они стояли и всё ждали чего-то.

 

 

 

Его я убила последним. . .       он снова не захотел бежать. . .         Сказал, что мы все уроды и он хочет убить нас. . .        всех. . .                    кроме меня. . .                    

И я плачу. . .       .

 

 

Click to listen highlighted text!